Telegram VK YouTube Dzen RuTube
Назад

По эту сторону Великой Китайской стены

Китай, политика которого странами Запада в последние годы оценивалась как пророссийски нейтральная, всё больше сближается с Россией

Политическая линия Коммунистической партии Китая последнего года была определена на Западе как «пророссийская нейтральность». Любящие вешать на всё и всех ярлыки европейцы и кормящий их Большой Брат не оставляют попыток переманить «китайского дракона» в команду сторонников правильного, по их мнению, мироустройства. И кнутом и пряником, и снизу и сверху, и так и этак.

 

Но китайцы не любят таких ловушек, когда приходится выбирать сторону. Они в первую очередь за себя. Однако решимость покачнулась в одну из сторон – в стиле win-win, но с азиатским колоритом.

 

4209 причин оставаться с Россией в хороших отношениях нашли в Китае – по одной на каждый километр общей границы (почти в два раза больше, чем с Украиной, для примера). И если уж приняли такое решение, то, поверьте, не один раз взвесили все «за» и «против» такого движения в нашу сторону.

 

В столбике со знаком плюс, конечно же, превалирует экономическая составляющая. Западники затеяли экономическое ослабление Китая, что называется, вдолгую. Но не стоит рассматривать как причину отторжения Европы от КНР сближение России и Китая. Этим пропагандистским статьям и заявлениям грош цена. Американцы старательно разрывают все экономические связи наших стран с Европейским Союзом сознательно, чтобы пострадало как можно больше государств, и им в этом случае всё равно, кто сгинет в борьбе, главное – на этом заработать.

 

В этом же столбце плюсов – пошатнувшаяся гордость Пекина. В сложившейся ситуации выполнить требования Запада и начать играть по их правилам для китайцев значит потерять лицо. В споре с западной цивилизацией, в который КНР втянули против воли, Россия (поскольку диспут выходит уже за рамки приличий) играет роль локомотива и одновременно прикрывает также оспаривающего мировое господство «китайского брата» своим ядерным щитом. Товарищи из Поднебесной наши ядерные силы ценят и хотели бы их сдерживающий эффект использовать и дальше. Однако пока, судя по всему, не видят в этом актуальности или решимости с нашей стороны и не доводят отношения до полноценного союза с РФ, ограничиваясь стратегическим общением.

 

В правой части разлинованного китайцами листа под знаком минус стоит иероглиф, обозначающий время – главный фактор, заставивший Китай выбраться из собственной мировой самоизоляции и впервые за сотни лет активно заявить о себе на мировой сцене. Им пришлось, с нашей помощью, научиться играть в «дипломатию», совершая неожиданные прорывы в данной сфере. Они смогли выбраться из реальной самоизоляции (ковидных ограничений) тоже благодаря нашим решительным действиям, а также поступающим по демпинговым ценам энергоносителям, что может помочь Китаю уже в ближайшей перспективе стать первой экономикой мира, обогнав США.

 

В той же части листа, среди минусов, значится понимание, что рано или поздно придётся русским платить той же монетой. Союз с Россией – не очень желательный для самолюбия китайцев, но единственно верный на конкретном отрезке истории и времени. Сейчас Пекин крайне зависим от энергоресурсов, не имеет полноценной «ядерной триады» и проводит реформы в своей армии.

 

Оказавшись, по сути, втянутыми в конфликт, китайцы терпят убытки совершенно так же, как если бы они признали все наши притязания и оказывали бы нам всестороннюю поддержку в проведении специальной военной операции. Тут престарелый гегемон, конечно, перегнул палку, имея в своём резко скудеющем арсенале лишь жажду наживы.

 

С плюсами от сближения не всё гладко и у нас. В российской таблице приоритетов не оказалось того, что старательно выводили в резюмирующей части китайцы – собственных интересов. Например, оказавшись за тридцать лет под колоссальным технологическим влиянием со стороны компаний из США и Европы, мы вынуждены в условиях цейтнота соглашаться на трансформацию по китайскому сценарию, поскольку своего мы так и не написали. И этот шаг, при его осуществлении, не позволит нам обрести столь желанный технологический суверенитет.

 

И вот тут, среди этих многочисленных плюсов и минусов, раскачивающихся словно маятник, предстоит принимать очень важные решения в «очень непростое десятилетие» – именно такая характеристика нынешним и предстоящим годам была дана лидерами России и Китая на встрече в Москве в марте текущего года.

 

Кто знает, может, встав спиной к спине, мы одними из немногих пройдём их достойно, если сложим наши таблицы в одну?

 

 

Кирилл Меньшиков,

эксперт по международным отношениям