Telegram VK YouTube Dzen RuTube
Назад

Святая простота

Среди стран обостряется конкуренция в военной сфере

Геополитическое состояние мира породило гонку вооружений, которая сразу же перескочила на самый высокий технологический уровень. При этом обостряется конкуренция в военной сфере, и не только среди враждебно настроенных друг к другу государств и народов, но и среди союзников. Дело в том, что основанные на искусственном интеллекте (ИИ) военные технологии могут (как ранее чёрный порох или позже ядерная бомба) перевернуть стратегию сдерживания. В Европе понимают, что проиграв США в этой гонке, можно потерять не только рынки вооружения или последнюю надежду на собственную автономию, но и управление европейскими армиями, которые окончательно перейдут под американский контроль.

 

Если предположить (сейчас именно в этом направлении движется и развивается военная мысль), что ИИ в скором времени начнёт обрабатывать массу разведданных и мгновенно выдавать целеуказания на боевые системы, то несложно заключить, что обладатель такой технологии будет руководить всеми вооружёнными силами Запада, и тут уж никаких бюрократов в костюмах и призрачных возможностей договориться не останется. Только военный приказ.

 

Куда ИИ решит, туда и полетит снаряд, бомба и далее по списку вооружений. Поэтому оседлать хотя бы в какой-то степени технологии будущего, чтобы не остаться объектом истории, европейцы считают для себя очень важным.

 

После многочисленных согласований европейский парламент утвердил новый экспериментальный фонд, предназначенный для того, чтобы еэсовские страны могли составлять единый заказ на вооружения (Edirpa). Французская генеральная дирекция вооружений Министерства вооружённых сил готовит первый такой общий заказ на создание ПЗРК «Мистраль», согласовывая с Эстонией, Венгрией, Бельгией и Кипром.

 

Более солидно выглядит Европейский оборонный фонд с 8 миллиардами евро, зарезервированными до 2027 года. Уже отобран 41 исследовательский проект с выделением под них суммы в 832 миллиона евро. Среди упомянутых проектов, например, «Выявление ракетных пусков из космоса», «Совершенствование систем радиоэлектронной борьбы и защиты военного корабля с использованием ИИ».

 

Со времени запуска Европейского фонда в 2021 году вложено в различные программы 2 миллиарда евро: 1,36 миллиарда на развитие имеющихся систем и 639 миллионов – на исследовательские направления. При этом проекты распределены по 500 предприятиям 27 государств ЕС. Такое распыление средств только подчёркивает отсутствие ясного понимания цели у искусственно вооружающихся чиновников ЕС.

 

Понимая из украинского опыта, что средства вооружённой борьбы должны быть универсальными, тем не менее еэсовские государства, располагающие деньгами, идут в вопросах вооружения своим путём, и Брюссель им не указ. Например, Германия (и не только она), покупая американские самолёты F-35 или ряд других систем вооружения за океаном, делают априори невозможным применение результатов исследовательских разработок европейского военно-промышленного комплекса (ВПК), на которые уже истрачены и тратятся средства в том числе Европейского фонда. К американским системам европейский ИИ не приладить, там свой алгоритм и соответствующее программное обеспечение.

 

Деньги налогоплательщиков европейских государств также расходуются на национальные разработки, которые из-за зависимости от американского ВПК тоже не станут универсальными для Европы. Например, Франция по закону о военном бюджете на 2024-2027 годы из 413 миллиардов евро 10 должна истратить на инновационные технологии. Станет ли французское предложение оружия с собственным софтом интересным для тех, кто затоварился американским? Нет, так как опять «гранаты не той системы».

 

Одновременно с грандами европейского ВПК «Дассо Авиасион», MBDA, Nexter, Naval Group, Thales, «Эрбюс» постановкой ИИ на истребители, танки, БТР, ракеты, артиллерийские системы занялись многочисленные, но проворные частные фирмы и стартапы. Некоторые из них идут рациональным путём, ориентируясь на быстрое совершенствование уже имеющихся образцов вооружения.

 

Например, шведско-британско-французская Helsing, занимающаяся программным обеспечением, подписала с Saab-Германия контракт на улучшение системы обнаружения у 15 самолётов «Еврофайтер» немецких военно-воздушных сил. К 2028 году радары, датчики, сенсоры, объединённые на основе «безоблачной» программы Helsing с использованием ИИ, позволят гарантированно защитить эти самолёты.

 

Подобные работы ведутся для артиллерийских систем типа «Цезарь» (155 мм), которые за счёт ИИ смогут снизить расход боеприпасов и улучшить защиту от контрбатарейного ответа или защитить корабли ВМФ европейских стран от стай БПЛА. ИИ позволяет быстро оценить данные датчиков электромагнитных волн, инфракрасное изображение, сведения с радара, дронов, спутников, а также текстов, картинок из вчерашнего Интернета и выдать соответствующую команду. За счёт мгновенного принятия решений можно изменить в свою пользу обстановку на поле боя, что сравнимо с эффектом использования (читай – владения) ядерного оружия в войне.

 

Над подобным проектом Artemis IA работает французский стартап Earthcube. Под это ему выделили 240 миллионов евро. Параллельно ведёт инновационную деятельность в области военных технологий американский Anduril Industries, который в конце 2022 года получил 1,5 миллиарда долларов от американских инвесторов. Цифры, конечно, не сопоставимые. Счёт не в пользу «бедных».

 

Кроме того, если раньше технологии перетекали из военной сферы в гражданскую, то теперь наоборот. У «Теслы» более совершенное и безопасное программное обеспечение, чем на машинах армии США. Информационное обеспечение телекоммуникационных сетей Google вполне может быть использовано для обеспечения связи во враждебной среде. Shield AI поставил компании Boeing Defense, Space, Security цифровое оборудование Hivemind, которое обеспечивает позиционирование на театре военных действий без использования GPS. И это не говоря о том, что американский BigTech всецело включен в работу на Пентагон, подписывая миллиардные контракты.

 

На данный момент европейские меры по защите своих армий от ИИ США можно считать лишь психологическим действием за малые средства. Финал пьесы останется за американским ВПК, поставившим Европу на десятилетия вперёд в зависимость от своих систем вооружения. Вряд ли через разработки в области ИИ европейцам удастся вырваться из цепких лап гегемона. Святая простота.

 

Кирилл Меньшиков,

эксперт по международным отношениям