Telegram VK YouTube Dzen RuTube
Назад

Последователи Гэри Пауэрса в шоке

Недавний инцидент с американским беспилотником, бесславно канувшим на дно морское, представляет собой не более чем продолжение давно сложившейся традиции приграничного взаимодействия

Знание, вне всякого сомнения, – сила. Особенно, если речь идёт о знании сильных и слабых сторон геополитического противника, от исхода противостояния с которым в той или иной мере зависит твоё собственное завтра.

 

Так что смысл и задачи такого неприглядного, но популярного явления как шпионаж ясны и понятны всем, – что тут добавишь? Неудивительно, что на протяжении всей истории России наши, как их недавно было принято называть, «западные партнёры» этому роду деятельности внимание уделяли преогромное. И, опять же, неудивительно, что заглянуть в наше воздушное пространство, как следует рассмотреть, что происходит за запертой на замок государственной границей, эти самые партнёры стремятся с настойчивостью, достойной лучшего применения. Меняются исполнители, меняется техника, но суть остаётся прежней.

 

Разумеется, поскольку в эту игру могут играть как минимум двое, у тех, кто бережёт наше небо, задача строго противоположная – не дать непрошеным гостям проникнуть слишком глубоко и разглядеть слишком много. Так что недавний инцидент с американским беспилотником, бесславно канувшим на дно морское, представляет собой не более чем продолжение давно сложившейся традиции приграничного взаимодействия.

 

Нынешнее возбуждение «прогрессивной мировой общественности», возмутившейся произошедшим, объясняется, пожалуй, только тем, что упокоившийся в пучине «Рипер» был, во-первых, запредельно дорогим, а во-вторых, настолько инновационным, что никому и в голову не могла прийти мысль о его утрате. Как же! Это ведь суперпродвинутая американская штуковина, как будто только что вылезшая из фильма «Интерстеллар». С ней ничего подобного просто не должно было случиться!

 

Впрочем, есть тут и ещё один очень важный момент: коллективный Запад просто отвык от идеи, что оборзевшего нарушителя могут, фигурально выражаясь, взять за жабры. Со времён посадки «Сессны» Матиаса Руста на Большом Москворецком мосту в мире настолько привыкли к «травоядности» России, что судьба беспилотника-шпиона повергла всех в шок. И шок этот был настолько глубоким, а профессионализм соответствующих служб США оказался утрачен в такой мере, что инцидент над Чёрным морем моментально стал достоянием общественности.

 

В прежние времена этого никто не допустил бы ни в коем случае. Даже когда в мае 1960-го над территорией СССР сбили U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса, захватив – о ужас! – живого лётчика, американские спецслужбы боролись до последнего, убеждая общественность, что тот занимался метеорологическими наблюдениями и просто немного сбился с курса. А когда всё, тем не менее, вскрылось, объявили Пауэрса перебежчиком и предателем. Всё сделали, чтобы сохранить лицо. А тут… Как-то несерьёзно. По-детски. С обидой и на весь мир.

 

Есть, кстати, в инциденте с «Рипером» и происшествии с U-2 одно интересное сходство: и в том, и в другом случае говорили, что летательный аппарат был сбит. Однако, опять же, и в том, и в другом случае это было не так. Лётчик Игорь Ментюков, выходивший на охоту за Пауэрсом, вспоминал, что изначально планировал, конечно, протаранить нарушителя воздушных границ, но потом американский самолёт попал в реактивную струю новенького СУ-9, потерял управление и развалился на части. Ну а для хозяев шпиона была придумана версия, что его сбили ракетой. Специально, чтобы те лишний раз подумали, так ли уж неуязвимы их прежде недосягаемые для средств ПВО соглядатаи. Вот и с дроном произошла, похоже, та же история: лёгкий беспилотник попал в инверсионный след «сушки» и свалился в пике. Сам. Без дополнительного физического воздействия.

 

Но как же тогда быть с утверждением представителя американских ВВС, что причиной падения БПЛА стал сброс на него российским перехватчиком топлива? Сброс, как было подчёркнуто, «непрофессиональный» и «неэкологичный».

 

Несмотря на мультфильмы-реконструкции и даже мультфильмоподобные кадры, якобы переданные «Рипером» перед самым падением, а теперь массово распространяемые в сети Интернет, в правдивости этого утверждения возникают определённые сомнения. Дело в том, что поливание противника керосином и правда практиковалось у наших лётчиков. Но было это давно, на рубеже 1980-х, и служило, скорее, средством морального давления на экипаж нарушителя.

 

Так, к этому способу дважды прибегал лётчик-истребитель Василий Цымбал. Сперва на Дальнем Востоке, чтобы выдворить из советских территориальных вод японский сторожевой катер, явно попутавший стороны света и забравшийся слишком сильно на запад. А потом – под Мурманском, чтобы убедить покинуть наше воздушное пространство норвежский самолёт-разведчик. Но оба раза этот фокус был рассчитан на живых людей, не любящих, чтобы им устраивали душ из холодной вонючей жидкости. А поливать керосином бездушную железку как-то нелогично. Думается, в этом утверждении «западные партнёры» выплеснули какие-то свои давно лелеемые комплексы и травмы.

 

Не произошло ничего сверхъестественного, заслуживающего той истерики, которую развели вокруг случившегося СМИ. Если, конечно, не считать того факта, что российский оборонно-промышленный комплекс получит очередной образец американских технологий для изучения. А это всегда интересно. Примерно в той же мере, как интересно было разобрать по деталям упавший U-2 Гэри Пауэрса.

 

Собственно, что «утопленник» достанется России, сомнений уже не вызывает: участок моря, куда он свалился, находится под контролем нашего флота, а на дне компанию «Риперу» составляет российский подводный робот, приглядывающий, чтобы с гостем ничего не случилось. Представитель ВВС США в Европе уже заявил, что «если БПЛА окажется в руках России, это может представлять серьёзную проблему». Но проблемой это станет только для хозяев дрона. Впрочем, как и всегда в подобных случаях. А вот российским военным инженерам будет, напротив, очень интересно и познавательно.

 

Сергей Кормилицын,

журналист, писатель, кандидат исторических наук