Telegram VK YouTube Dzen RuTube
Назад

Допинг, трансгендеры, травля и огромные деньги: главные проблемы современного мирового спорта

Мир большого спорта выбирает очень странные пути для своего развития. Грустно становится от того, к чему это уже привело, но сходить с намеченной дистанции, похоже, никто не собирается

Утомительно-тревожные времена заставляют нас смотреть в будущее российского спорта на международной арене с усталым раздражением. Но частный случай политического неприятия России на планетарном уровне вполне вписывается в перечень глобальных проблем мирового спорта. Вспоминаем о самых наболевших изъянах мира высших соревнований, которые постоянно портят нам впечатление от самого спорта и всех его главных представителей.

 

Допингоград

 

Каждый любитель спорта знает о размахе этой проблемы. Спортсменов, принимающих запрещённые препараты, выявляли и сто лет назад, но настоящей катастрофой это стало в XXI веке. И хотя допинг существовал с античных времён, именно в конце 1990-х с ним принялись бороться системно. А начиная с 2000-х, битва с неестественными стимуляторами достигла апогея: спортсменов стали снимать с состязаний пачками, а затем принялись «раздевать» на медали задним числом. Пожалуй, самый пугающий прецедент в глобальном спорте приключился десять лет назад: вынужденно-добровольное разоблачение короля велоспорта Лэнса Армстронга доказало, что едва ли не любая спортивная легенда может оказаться биомодифицированным киборгом.

 

Конечно, разоблачения были нужны мировому спорту, иначе мы бы рано или поздно дождались бесконечной спирали Всемирных игр мутантов. Глупо отрицать, что и сборная России на длинном отрезке истории много в чём была обвинена по делу, как и десятки других команд. Вот только уже не первое десятилетие все надзирающие органы гадают, что делать с допингом, и бессильно разводят мокрыми ладонями, забанивая спортсменов выборочно. Их избирательность всегда выглядит так гипокритски изощрённо, что верить в честность тяжело даже при глубокой вере в строгость западных нравов.

 

За всю историю 137 спортсменов и команд были лишены медалей на Олимпийских играх, из них 51 награду отобрали у России. Четвёрку самых «обобранных» составляют: наша сборная, а также, внимание, Украина, Белоруссия и Казахстан. Сборная США располагается всего лишь на пятом месте: у неё забрали всего-то восемь медалей, при этом одна только печально известная Мэрион Джонс отдала обратно пять. И как прикажете к этому относиться нам – свидетелям выступлений хотя бы той же «сверхчеловеческой» гимнастической олимпийской команды Америки?

 

Но больше всего пугает не прошлое, а настоящее и будущее. В наши дни «королева спорта» лёгкая атлетика устойчиво агонизирует и уже несколько лет ходит под угрозой дисквалификации за чрезмерную допинговую неблагонадёжность. Согласно некоторым прогнозам, в ближайшие десятилетия 80-90 % процентов успешных спортсменов будут использовать так называемый генетический допинг: речь о доставке в организм «сверхсилы» окольными путями, включая генетический материал и даже древнейшую форму жизни во Вселенной – вирусы.

 

Впрочем, говорят, что это и так уже вовсю происходит, но новые «внезапные» обнародования запланированы не раньше 2030-2040-х годов. А пока что непризнанный город-государство, который так и тянет назвать Допингоградом, стоит крепче всех спортивных организаций в мире. И да, он по-прежнему не стесняется раздавать разрешения на использование отдельных запрещённых лекарств в связи с «медицинскими исключениями»: привет всем норвежским мастерам лыж и биатлона.

 

Админ-аппарат

 

Даже если забыть о событиях последнего года, одной из господствующих идеологий в мировом спорте остаётся спонтанно-истерический маразм. Не хочется повторять, как наших гребут пачками по всем мыслимым допинговым статьям, вплоть до подозрения на «вероятность возможности сокрытия». Но каждый раз довольно странно видеть, как в то же самое время множество скандинавских стран годами успешно проносит мимо карающей длани. Не будем делать примитивных намёков, но крайне тяжело забыть, что та же извечно чистая перед законом Норвегия (особенно в зимних видах спорта) никому не мешает в нынешнем устройстве мира.

 

А там, где не действует юрисдикция Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), всегда готово прийти на помощь инфо-оружие: порой оно работает так слаженно в разных странах и изданиях, что напоминает единый организм.

 

Мы помним, как европейская и американская пресса клеймила наших спортсменов за допинг, но эта тема – лишь один блок. Вспомните, как условное западное сообщество реагирует на проведение больших спортивных турниров вне Северной Америки и стран Западной и Центральной Европы.

 

Речь не только о России, которую обвиняли в каком-то немыслимом подкупе руководства ФИФА за право получить домашний чемпионат мира по футболу – 2018. Мы ведь прекрасно помним, что ещё лет десять назад одной из административно угнетаемых стран была и Украина. «Развитые» европейцы называли её чуть ли не «фашистско-нацистским адом» и призывали не ехать на их «жуткий» футбольный «Евро-2012». А что в западной прессе говорили о первобытно-преступном строе Южной Африки перед чемпионатом мира – 2010? А Катар-2022 и вовсе называли «обителью смерти рабочих» и призывали всех болельщиков мира бойкотировать первый мундиаль на Ближнем Востоке. Правда, по поводу принятия Францией чемпионата Европы – 2016 (спустя менее чем 20 лет после домашнего ЧМ-1998) покричать получилось только шёпотом: почему-то подобное решение футбольных властей мало кому показалось волюнтаристским.

 

И отдельным соусом идут олигофренические попытки удобрить культуру отмены, если на горизонте есть неугодные спортсмены или представители неприятных государств. Например, невключение наших футболистов в список «Лучшие голы в истории английской Премьер-лиги»: мол, так отчаянно отвергаем жестокую Россию, что отказываемся помнить о шедеврах Аршавина, Павлюченко, Билялетдинова и Канчельскиса.

 

Сейчас это в большей степени касается нас, но в недалёком прошлом травле подвергались и спортсмены из других стран. Ещё свежа в памяти история американского фехтовальщика Алена Хаджича, которого без доказательств вины прессинговали в своей же сборной за приставания к женщинам. Вспоминается и долгая «отмена» легенды ММА Джины Карано, которая неаккуратно высказалась о плохом микроклимате в американском обществе. В похожем положении оказывался и прославленный бейсболист Джош Хейдер, которого затравили за антигейские посты многолетней давности в соцсетях. Да и что далеко ходить: постоянные атаки на украинского боксёра Василия Ломаченко за русский язык и желание праздновать День Победы давно стали обыденностью.

 

Усталая лихорадка

 

Довольно странно выделять спорт из общей картины современного миропорядка. Кажется, в эти дни всё человечество воочию наблюдает, как страшен мир, когда денег в нём так много, что их уже не получается вкладывать в созидание. Однако в спортивном мире высоких достижений установилась странная дуалистичность. С одной стороны, высшие руководящие органы готовы идти на что угодно во имя стремительной наживы, с другой – спортивные клубы готовы сознательно переплачивать за игроков, бойцов и просто медийных персон, потому что сейчас «так принято».

 

Стоит сразу сказать о самом понятном – средствах на гонорары и трансферы. Если в начале века заплатить 77 миллионов евро за переход футболиста было рекордом всех времён (столько стоил великий Зинедин Зидан для сверхбогатого «Реала»), то теперь такие деньги просят за всех более-менее разрекламированных футболистов. Но с огромными покупками игроков идут и гигантские зарплаты: раньше и 20 миллионов евро в год казалось вечным рекордом, а сейчас живущий в Саудовской Аравии 38-летний Криштиану Роналду получает по 112 миллионов в год. Пока что его вечному сопернику Лионелю Месси платят жалкие 70 миллионов, в то время как на том же Ближнем Востоке ему предлагают уже по 400 миллионов за один год! А как тут не вспомнить, что в мае 2015 года боксёр Флойд Мэйвезер за один бой с Мэнни Пакьяо получал порядка 300-400 миллионов долларов.

 

На фоне этого в самых популярных игровых видах спорта либо уже практикуют, либо собираются вводить потолки зарплат – например, в хоккее. Но при нереальных зарплатах это всё равно выглядит запоздалой «припаркой».

 

Вторая сторона проблемы – административная «золотая лихорадка» и масштабные организационные меры во имя увеличения прибыли всех заинтересованных. И здесь футбол вновь идёт впереди всех. Изначально введённый УЕФА нашумевший финансовый фейр-плей был призван уравнять богатые и бедные клубы, чтобы каждый тратил столько, сколько зарабатывает. Но на деле он лишь укрепил на позициях все клубы-гиганты, которые благодаря узнаваемости своих брендов могут легально получать деньги от очень щедрых спонсоров. С этой же целью чемпионат Европы по футболу увеличили с 16 до 24 команд: уровень турнира объективно стал ниже, зато доходы от болельщиков и бюджеты на первенство стали в полтора раза больше. Скоро нас ждёт и чемпионат мира на целых 48 команд: улыбчивый президент ФИФА Джанни Инфантино объяснял это тем, что сборных-то в мире больше 200, так почему же так мало команд играет на первенстве планеты?

 

Здесь же – оккупированная половина мест на групповой стадии Лиги чемпионов УЕФА (16 из 32) клубами из западноевропейского топ-4. Для чего такой админресурс? Чтобы было больше команд из Англии, Испании, Германии и Италии, что автоматически выгодно им, а также и самому УЕФА: матчи-то сразу становятся более привлекательными по вывескам. Для того существует и масса чемпионских версий поясов в боксе: теперь для статуса абсолютного чемпиона нужно собрать пять титулов – WBA, WBC, IBF, WBO и IBO. Представляете, сколько радости и дивидендов это приносит промоутерам ударного спорта по всему миру?

 

То ли девушка, то ли показалось

 

Кажется, эта проблема мучает планету уже не первое десятилетие, но официально первый трансгендер выступил на Олимпийских играх только в позапрошлом году. Бывший мужчина Лорел Хаббард из Новой Зеландии попробовала проявить себя на Играх-2020 в женской тяжёлой атлетике – правда, безуспешно. Однако ещё до выступлений сам грядущий прецедент вызвал лютый шквал агрессивного недовольства со стороны женщин-спортсменок (в особенности с развитого Запада). Оно и понятно: когда в большой спорт в образах женщин заглядывают недавние мужики, имеющие от природы больше силы и мужскую антропометрию, концепцию равных шансов на победу приходится стыдливо прятать в комод. Что характерно – никаких бывших девушек в большом мужском спорте мы отродясь не видели, да и смысл? А вот пловец-пловчиха, взявший имя Лия Томас, в декабре 2021 года завоевал три золотых медали на чемпионате США среди женщин и скромно заверил, что трансгендеры ну никак не угрожают женскому плаванию, невзирая на большие силы и более широкие плечи. Ну как не поверить?

 

Разумеется, богатая история спорта высоких достижений сформировала здоровенный список «кандидатов в транссексуалы» из самых разных стран. Но в большинстве случаев подтвердить предположения было нечем, что странно: казалось бы, банальный медосмотр порой способен развеять сомнения. Главная загадка в истории – мощнейший легкоатлет Кастер Семеня, двукратный олимпийский чемпион в беге на 800 метров, трижды чемпион мира, обладатель XY-хромосомы, счастливый родитель дочери, которая родилась у них с женой в браке в 2020 году. И всё бы ничего, но все победы гражданин ЮАР одерживал в соревнованиях с девушками, что всегда вызывало истерически-изумлённые вопросы от соперниц. После долгих жалоб углублённые исследования выявили в Кастере интерсекс-женщину, которой в итоге разрешили выступать на высшем уровне дальше. Увы, никого не смутило, что у товарища были обнаружены тестикулы и не была найдена матка, не говоря уж о шкалящем уровне мужских гормонов и всём остальном. Сам чемпион в одном интервью лишь посмеивался в побритые усы и вопрошал: «Ну да, у меня высокий тестостерон, ну и что?»

 

С тех пор «как бы дамам» в большом спорте рекомендуют лишь следить за уровнем как раз гормона, но быть визуально парнем – пустяки, ведь уделять этому внимание – серьёзная дискриминация. Пока что с трудом верится, что в обозримом будущем за трансгендерный вопрос кто-то возьмётся всерьёз. Толерантность в современном мире – тот самый «пистолет, что перевесит сто тысяч других улик». В некоторых видах спорта порой можно накрыть целые «переодетые банды», но этим никто не занимается.

 

Первопроходец России в женских ММА Юлия Березикова в общении с автором этого материала рассказывала, что минимум две её «соперницы» перед боями проваливали тест на гендер. А ныне в смешанные единоборства прооперированные экс-дядьки идут вовсю: например, американ(ки/цы) Фэллон Фокс и Алана Маклафлин – бывшие морпех и спецназовец, которые начали свои карьеры в октагонах с побед. На эту тему не стесняются шутить многие болельщики: мол, как же нужно не любить женщин, чтобы сменить пол и получить шанс избивать девчонок совершенно легально.

 

Впрочем, не проносит мимо неловких разговоров и футбол. Осенью 2021 года весь спортивный мир обсуждал вратаря женской сборной Ирана – Зохру Коудаи, который ничем, включая комплекцию и причёску, не напоминал женщину. Однако сам фигурант вселенского шума обиженно пожаловалась на издевательства от мировой прессы и назвала себя «женщиной, просто некрасивой».

 

Токсичный океан

 

Эта тема обладает экстраординарной сложностью, поскольку никто точно не знает, где пролегает грань между обычной «дедовщинкой» или просто человеческим фактором с одной стороны, и настоящими унижениями и психологическим деструктивом – с другой. Если коротко, мир большого спорта становится всё более гибким и толерантным, но это не избавляет его от гнусных явлений внутри – странных взаимоотношений тренеров и спортсменов, притеснений в духе школьного буллинга и настоящих непотребств.

 

Многое здесь завязано на лидерах команд, которые при определённом уровне авторитета начинают веровать, что понимают больше тренеров и могут командовать в раздевалке, давая свою шумную оценку коллегам и руководителям. Навскидку – Артём Дзюба и Дмитрий Аленичев в российском футболе, Рой Кин и Джейми Каррагер – в британском, Франческо Тотти – в итальянском, Михаэль Баллак – в немецком, и так далее. При этом есть и тренеры, которые могут работать только в атмосфере напряжения и порой ненависти, и тут крейсером выглядит великий Жозе Моуриньо.

 

Но эти проблемы командного спорта кажутся всего лишь лёгким неудобством тем, кто соревнуется в индивидуальных видах. В единоборствах неистовые оскорбления и все виды унижений – давно прямо-таки несущая конструкция маркетинга, которая вовсю живёт уже и в теннисе, и в «Формуле-1». Да, медийная составляющая от этого резко взлетает, что важно по нынешним меркам, но кто в последний раз задумывался, куда в конце концов приведёт нас такая культура?

 

И это только про тех звёзд, что у всех на виду, а как быть с более закрытыми сообществами? Если послушать ребят из юниорского спорта как у нас в стране, так и за её пределами, истерики от тренеров в региональных командах – чуть ли не единственный метод воспитания, иначе ж «мужиком / бойцом / чемпионом никогда не вырастешь». Но есть и иные штаммы «раздевалочного вируса», которые порой приводят к совсем уродливым формам болезни. Несколько лет назад в узких кругах прогремели вести о нереальных унижениях в студенческом североамериканском хоккее. Многих талантливых игроков и даже будущих звёзд НХЛ в команде «Сарния» раздевали догола, обливали экскрементами, привязывали скотчем к столам и били ремнями.

 

Другую лютую традицию уже из женского спорта автору этого материала однажды описывал один легендарный русский баскетболист. По его словам, большинство игроков-россиянок мигом возвращались домой из США, когда выясняли, что у местных баскетболисток в порядке вещей склонять всех новеньких барышень к однополым сексуальным связям. В 2017 году это подтвердила американская баскетболистка Кэндис Уиггинс: «Я придерживаюсь традиционной ориентации, но, наверное, 98 процентов игроков в женской НБА – лесбиянки. По отношению к остальным здесь применялись совсем другие правила, и я имела с этим дело с самого начала карьеры». Позже она завершила карьеру из-за «ядовитой атмосферы» в чемпионате.

 

И ещё один пункт – треклятая личная жизнь больших спортсменов, которой к 2023 году нет уже никакого желания интересоваться. Здесь даже не нужны примеры, ведь рубрика «их нравы» давно превратилась в отдельную полку для исследований форм человеческой деградации на почве славы и денег.

 

Толпы топовых спортсменов из абсолютно всех стран мира с удивительной регулярностью вляпываются в одинаковые токсичные истории: заводя жён-красоток, они затем шумно с ними разводятся, платят им судебные штрафы, после чего зачастую сходятся обратно или, наоборот, угрожают друг другу, вываливая всё новые отвратные подробности своих браков. «Супруга большого спортсмена» – одна из самых высокооплачиваемых непризнанных профессий в XXI веке: в неё сотнями тысяч идут девушки, почти никогда не работавшие официально, но умеющие привлекать внимание и создавать ажиотаж вокруг своих отношений.

 

И пока это так, у нас будет ещё тысяча поводов разочароваться в самых любимых чемпионах и мастерах.

 

Игнат Зубецкий